Mr. Moony Maarius
anything that has a postal code
Запись не закрываю потому, что она еще и для соавтора, которого нет на дайрях. В остальном - исключительно своё. Исключительно черновик.


Я накинул капюшон мантии и мы с Дамблдором вышли в дождь. Двор, неухоженный и грязный, встретил нас только шумом ливня, неприметными каменными стенами и легким сумеречным туманом.

- Хотел пожелать тебе удачи, Северус, - наконец промолвил директор.

- Она нам не поможет. Не в этот раз.

- Знаю, - Дамблдор и не думал обижаться, от чего-то это злило меня больше всего остального, - но я о вас беспокоюсь, да и к тому же, удача - неверный зверь. Никогда не знаешь, когда она прибежит на выручку, - продолжил он с невозмутимой полуулыбкой.

Беспокоиться надо было когда брал мисс Реймонд в Орден шпионить, старый дурак. Тогда он него, от беспокойства, был бы хоть какой-то толк. Резкие слова так и не сорвались с языка. Настроение за последний час стало прескверным, но бросаться пустыми упреками не хотелось совершенно.

- Вы с Кейт идёте вдвоём? - я понял, что он имел ввиду. "Вдвоём" означало "как пара". Всегда точный в словах директор подумал, что мне не понравится такая формулировка? От этой мысли на душе появилась какая-то горькая весёлость.

- Так принято, директор, это приём. Ни оргия, ни свидание, ни вылазка. Много вина, танцев, черной магии и притворных слов. Мы коллеги, а если явимся вместе это будет логично, к тому же даст мне лишний повод быть рядом и помогать Кейт.

- Но не в случае аудиенции с Волдемортом, - казалось, это был не вопрос.

- Не в случае аудиенции, вы очень проницательны. Там я мало чем смогу защитить её, - мы с который раз обошли маскирующее штаб-квартиру здание и вновь остановились у входа.

- И вы сделали все по правилам?

- Да. У нас будут парные мантии и маски. Кейт будет выглядеть и вести себя так, как от нее того будут ожидать. Словом, мы сделали все возможное, - я тряхнул головой: холодные дождевые капли катились по капюшону и стекали под воротник мантии.

- Я так и думал. Подобная пунктуальность заслуживает большого уважения, Северус. Но не буду больше задерживать: вот и твоя спутница.

Послышался характерный звук, рядом с нами материализовалась тяжелая дубовая дверь, которая тут же открылась пропуская Кейт наружу. "Моя спутница" коротко кивнула нам по очереди:

- Профессор Дамблдор, Северус.

На Кейт была такая же, как и на мне, мантия, только на тон светлее, что обозначало принадлежность более низкому пожирательскому кругу. Она посмотрела на меня, и на миг мне показалось, что её глаза - единственное светлое пятно - сияют в полутьме так, что все вокруг не отражается в них, а принимает это голубоватое свечение. Я поднял взгляд к небу: Сумерки сгущались, а значит пора было отравляться в путь. Кейт протянула мне руку в перчатке и мы аппартировали. В последний момент директор еще хотел что-то сказать но я услышал лишь собственное имя, а потом дамблдоровское лицо исчезло вместе с двориком штаба, беззвёздным небом и косым ливнем.

///

- Вашу мать, - не будь я почти по колено в глязи, непременно улыбнулся бы тому как жалобно это прозвучало: Кейт рядом со мной пыталась забраться на соседнюю кочку без ущерба для туфель, платья и мантии.

- Признаться, тут немного менее уютно, чем я ожидал.

- Немного менее уютно, да вы издеваетесь, Северус? Кто-то просто перенёс нас в болото, - ехидно отозвалась она, - гребанное платье...

- Извините, раньше болота здесь не было.

Кейт достала из рукава мантии палочку и по очереди очистила нашу одежду:

- Почему мы вообще не могли аппартировать прямо к поместью Эйвери?

- По той же причине по которой вы не могли надеть сегодня маггловскую одежду. Пойдёмте, нам нужно выбраться на дорогу, там будет ждать экипаж.

Доехали мы быстро и без приключений: пара мощных трансильванских лошадей (фамильная гордость Эйвери), известных своей силой и скоростью, двинулись сразу как только мы устроились в просторном бруэмовском кэбе. Мурвудхолл оказался настоящим замком и вовсе не походил на то, что я представлял себе раньше. Огромный и мрачный, он был идеальным местом для подобных мероприятий. Стены казались угрюмыми и неприступными, а все окна, за редким исключением, были высокими, витражными, с потрескавшейся деревянной каймой . Сюжеты витражей здесь можно было увидеть самые разные, но их объединяло отсутствие жизнерадостных мотивов. Замок окружала местами разрушенная крепостная стена: она вздымалась ввысь футов на семьдесят. Её камни были круглые и гладкие, плотно прилегающие друг к другу, а сама стена - без единой калитки или амбразуры. Башни в замке были одной высоты, но разной формы. Издали они походили на длинные оплывшие свечи.

- Вы здесь первый раз? - Спросила Кейт, прочитав удивление на моём лице и я кивнул, - Он впечатляет, это верно. И отличается от прочих.

Отличалось поместье потому, что было очень старым, хотя когда речь заходила о древнейших чистокровных семьях, фамилию Эйвери вспоминали едва ли через два раза на третий. Единственный из ныне живущих представителей своего рода, Мартин Эйвери не любил хвастаться своей кровью впустую. Он совсем не походил на Мурвудхолл, находящийся теперь в его владении. Мартин был молод, всегда вежлив, весёлого нрава и приятной наружности. От него не веяло безумием и он с большой неохотой поднимал руку на женщин. С другой стороны, Эйвери оставался неплохим тёмным магом, нефанатичным истребителем грязнокровок и просто, как все мы, убийцей. Достаточно, чтобы затмить все остальное, но не мне, по локоть в крови и по пояс в пороках, судить его. Думаю даже, Мартин был мне до определённой степени другом. Конечно, я не мог доверится ему полностью, но в круге упивающихся мало кто мог быть мне более по-человечески симпатичен, чем Эйвери.

Оказавшись в ярко освещённом холле, мы были встречены молодым эльфом. Он услужливо забрал у Кейт мантию до тех пор пока она, в скором времени, не станет нужна снова. Мужчинам мантии снимать не полагалось, можно было только переодевать дорожные на более легкие. Потому как одеждам ближнего круга надлежало быть тяжёлыми и теплыми, в переодевании для меня не было большого смысла, а от жары спасали предварительно наложенные чары.

Кейт обеспокоено покрутила тонкое кольцо на безымянном пальце левой руки: зачарованная маска упивающегося. Когда придёт время и Темный Лорд призовёт своих слуг, им должно явится в масках и мантиях, и не снимать их пока он не прикажет. Никто уже не помнил, когда появилось это и другие правила, они стали естественными и вошли в привычку. Моей маской была тяжелая серебреная пуговица, пришитая изнутри к манжету рубашки: я чувствовал, как она холодит кожу запястья.

Кейт взгляда меня под руку и мы направились к Светлому Залу, куда указал домовой эльф.

- Стойте, - остановившись убедиться, что все в порядке я заглянул ей в глаза. Они были чистым омутом спокойствия: огоньки дикости и беспокойства затухли, и я почти поверил в это, если бы Кейт не прижималась ко мне так близко. "Тук-тук-тук-тук" - её сердце билось настолько быстро, что казалось вот-вот выпрыгнет из груди. "Если выживет, со временем она научится ничем не выдавать страха. Глупо требовать всего сразу" - подумал я.

- Как я выгляжу? - Спросила Кейт.

- Я сам выбирал все, что на вас есть. Кроме вас самой, конечно.

- И все-таки? - улыбаясь продолжала настаивать она.

Я оглядел наше отражение в высоком зеркале напротив. Черный, черный, черный.... Единственным светлым пятном были ее бледные, обнажённые плечи, не скрытые сейчас ни волосами, ни простым длинным платьем. Даже наши руки были затянуты в высокие черные перчатки.

- Приемлемо.

Я резко выдохнул от неожиданности, когда она легко ткнула меня в бок.

- Да не прикидывайтесь вы, - весело сказала Кейт и я, наклонившись как можно ближе прошипел в ответ:

- Отвалите, прекратите флиртовать со мной и идёмте уже, - чем вновь вызвал ее тихое веселье.

Хозяин дома встретил нас у входа в зал, улыбаясь, как мне показалось, вполне искренне. Его светлые волосы были растрепаны, а на лбу блестели капельки пота,

- Извините, что не встретил внизу, надо было кое-что уладить. Очень много забот, вы знаете, - Кейт с Мартином обнялись словно старые друзья, - знаю, ты не любишь когда целую руки, - рассмеялся он.

"Не только старые друзья. Любовники, - равнодушно констатировал я, - и не единожды любовники". Их движения и взгляды носили отпечаток былой близости, а мне еще ни разу не приходилось ошибаться на этот счёт.

- Северус, - я принял рукопожатие Эйвери, - что же, добро пожаловать в мой старый сгнивший сарай.